Орла по имени Тумара для якутского фильма нашли в Киргизии

фoтo: Гeннaдий Aврaмeнкo

Якутскaя дeлeгaция: aктeры Зoя Пoпoвa и Стeпaн Пeтрoв.

Стeпaн Пeтрoв тaк крaсив в свoeм кoстюмe, чтo нeвoзмoжнo былo к нeму нe пoдoйти. A oн с удoвoльствиeм рaсскaзaл oбoзрeвaтeлю «МК», чтo к чeму. Вoт мaлeнькaя чeрнaя шляпa из кoнскoгo вoлoсa. Мoжнo ee пoтрoгaть, чтo и былo сдeлaнo. Стeпaн Пeтрoв пoкaзывaeт нa свой ремень: «Он должен быть из серебра, но у меня такого нет». Хоть и изготовлен он из другого металла, как и пуговицы на его одежде, блестит как начищенное серебро. На ногах   — сапожки. Оказалось, что это ноговицы. «Тяжело было,   — рассказывает Степан Петров.   — Сколько дублей пришлось сделать! Не счесть. Вместо орла был шарик. Зайца заменили кроликом. Выпустили его, а он не бежит, лежит и все. Замучились с ним. Почему меня пригласили? Наверное, за длинные густые волосы. Якут я узкоглазый. Но самое главное   — тощий. Поэтому на меня выбор и пал. Меня всем театром наряжали, чтобы вы меня таким увидели».

Делегация приехала большая — девять человек, пришлось дополнительные стулья ставить во время пресс-конференции. Якутское кино в последние два-три года мощно рвануло вперед. Его номинируют на «азиатский Оскар», приглашают на мировые фестивали. Целая программа фильмов Республики Саха участвовала в прошлогоднем Берлинском кинофестивале. И   вот теперь впервые якутский фильм попал в главный конкурс Московского фестиваля. В   основе «Царь-птицы»   — «Состарившаяся со мной лиственница» якутского писателя Василия Яковлева. События происходят в   30‑е годы прошлого столетия. Старик со старухой коротают свой век в тайге. К   ним прилетает орел, которого якуты считают священной птицей. Прогнать его нельзя, приходится кормить, задабривать, чтобы не покусился на скот. А   потом орел становится почти членом семьи. Патриархальный быт стариков нарушают молодые красноармейцы в буденовках. Они пытаются навести советские порядки, вывести скот за пределы жилища. Но природа вольных людей не подвластна новым законам. Может, поэтому старик, которого сыграл Степан Петров, и занемог.

Картину начали снимать в 2016   году и только-только закончили. Трудностей было много. Искали лиственницу в тайге, потом корову якутской породы. Слава богу, нашли. Стог сена доставляли к месту съемок по бездорожью, куда только на тракторе и «КамАЗе» можно добраться. А   вот орла в Якутии не нашли. Был один в зоопарке   — не подошел. Искали по всей России дрессированную птицу. В   итоге обнаружили в Киргизии. Туда на неделю и поехали режиссер с оператором. Орлицу зовут Тумара, а в титрах она названа «беркут Тумара». Так что кино   — великая иллюзия. Гордая птица из Киргизии никогда не встречалась с актерами, снимавшимися в якутской тайге.

Снимается якутское кино за копейки, иногда за пять тысяч рублей, как «Счастье» Владимира Мункуева из короткометражного конкурса. Очень радикальная и талантливая работа о странной любви охранника к девушке Свете, которая мертва. На «Царь-птицу» тоже ушла смехотворная по меркам кино сумма.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.